Когда ты знаешь свои цели и понимаешь, какие инструменты нужны, твой личный индекс всегда будет в зеленой зоне
Сергей Алексашенко
«Нынешний кризис уникальный, я не могу найти таких примеров в истории последних 40-50 лет»
Российский экономист. В январе 1990-апреле 1991 года ведущий специалист Комиссии по экономической реформе Совета министров СССР (Комиссии Л.И. Абалкина), участвовал в подготовке программы «500 дней». В 1993-1995 гг. – заместитель министра финансов России, в 1995—1998 гг. — первый заместитель Председателя Центрального банка России. В 2000-2008 гг.  работал в различных бизнес-структурах, в том числе «Интеррос», Merril Lynch. В 2008-2014 гг. - директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики. Бывший председатель Совета директоров ОАО «Объединенная зерновая компания», бывший член совета директоров ОАО «Объединенная авиастроительная корпорация», ОАО «Аэрофлот — российские авиалинии» и других. В настоящее время живет в Вашингтоне (США). 

Вас можно назвать экспертом по кризисам, вы занимались макроэкономикой, были непосредственным участником событий и в 1991, и в 1998, и в 2008 годах. Чем отличается наш сегодняшний кризис от предыдущих?

Предыдущие кризисы были кризисами ошибок экономической политики. 1991 год — кризис плановой модели экономики. 1998 год — бюджетный кризис, когда государство не могло или не хотело собирать налоги и одновременно кризис государственного долга. 2008 год — с одной стороны, это влияние мирового кризиса, когда произошло падение цен на нефть, закрытие финансовых рынков, с другой стороны — это кризис банковского надзора. Банки вошли в кризис с открытой валютной позицией, превышающей размер капитала всей банковской системы.

Нынешний кризис носит институциональный характер и, в первую очередь, отличается тем, что выходить из него мы будем долго и тяжело. В отличие от 1991, 1998, 2008 годов, этот кризис вытекает из того, что является основой государственной политики. В стране построена система, в которой государство имеет право запретить что угодно кому угодно. В результате получилось, что страна стала непривлекательной для инвестиций. Экономика — это как велосипед, пока крутите педали, она едет. Инвестиции — это кручение педалей. Если педали не крутить, велосипед постепенно останавливается и падает.

Сегодня ни Минфин, ни Минэкономики, ни Центробанк не могут сделать ничего такого, чтобы вывести страну из кризиса.

В предыдущих кризисах были ясны ошибки, они все носили экономический характер. Было более-менее понятно, как их исправлять. На сегодня нет экономических ошибок, нельзя сказать, что нужно сделать в этой ситуации, чтобы улучшить положение дел в экономике: повысить или понизить ставку, зафиксировать курс или объявить плавающий коридор. Сегодня ни Минфин, ни Минэкономики, ни Центробанк не могут сделать ничего такого, чтобы вывести страну из кризиса. Решение нынешнего кризиса лежит в политической плоскости. Здесь как в математике, где есть необходимые и достаточные условия. Нам необходимы независимый суд, верховенство права, равенство всех перед законом. Пока этого не будет, кризис мы не преодолеем, и это его главное отличие от предыдущих. И точку невозврата в кризисе мы поймем чуть позже.

А когда были точки невозврата в прошлые кризисы?

Во время кризиса 1998 года это была, думаю, середина 1997 года, август. Сейчас, глядя в прошлое, я думаю, что летом 1997 года была еще свобода маневра. Можно было начать отпускать рубль понемногу, ограничить аппетиты бюджета, усилить налоговую дисциплину, — и может, кризис был бы мягче. Кризис 2008 года преодолеть было нельзя, все началось в Америке и Европе. Зато про него все было ясно с самого начала, появлялось очень много информации с колес.

Какой из кризисов был самым сложным?

Так нельзя однозначно ответить. В 1991 году было непростое время, мне тогда было 32 года, у меня было двое детей, которых нужно было кормить. Я помню пустые полки молочного магазина и булочной. Чтобы купить молоко, нужно было за два часа до открытия прийти к магазину и занять очередь.

Сейчас, оглядываясь назад, я хорошо понимаю, что в 91-м советскую экономику спасти уже было нельзя, начался такой дезинтеграционный процесс растаскивания бюджета, собрать это воедино было уже невозможно. В сентябре 1990 года Горбачеву не хватило политической воли, решимости, чтобы принять волевое решение. У него на столе была программа «500 дней». По большому счету это было почти то же самое, что чуть позже сделал Гайдар, что годом раньше сделали в Польше. Программа «500 дней» предлагала сразу провести либерализацию цен, сбалансировать бюджет, ввести единый курс валюты, должна была начаться экономическая свобода, а дальше уже когда-то впереди — приватизация.

Политику Горбачеву в тот момент не хватило смелости, он решил, что сможет эту конструкцию удерживать. В чем-то это напоминает сегодняшнюю ситуацию.

Года три назад мне наконец удалось поговорить с Михаилом Сергеевичем и получить у него ответ на вопрос, почему он не решился на эту программу. А он ответил: «Вы были 30-летние юнцы, ну как я мог вам доверить судьбу страны?». Политику Горбачеву в тот момент не хватило смелости, он решил, что сможет эту конструкцию удерживать. В чем-то это напоминает сегодняшнюю ситуацию, хотя экономически, конечно, сейчас положение у нас гораздо лучше.

Есть какой-то особый путь у России и у наших кризисов или это классические сценарии, которые могли осуществиться в любой стране?

У нас, безусловно, есть свой кризис 1991 года, ведь до нас никто не строил социалистическую систему, ну кроме еще ряда стран, которые мы туда втащили. Но это была абсолютно придуманная конструкция, которую до нас никто не строил. Многие наши сегодняшние проблемы, связаны с тем, что мы строим экономику на обломках старой системы, которая создавалась на протяжении 75 лет. Поэтому в преодолении этих последствий ни на чей другой опыт мы не можем опираться, да и менталитет у нашего населения за это время сложился особый.

Финансовые кризисы 1998 и 2008 года очень четко раскладываются на составные части, и тут точно Россия не была первой и последней страной, которая через такие кризисы проходила. Экономический кризис — как конструктор, здесь все можно разделить на составные части. Способы выхода из кризисов всегда одинаковые. Можно говорить о различиях в тактике, но все бывшие социалистические страны должны были пройти через либерализацию цен, пусть по-разному и в разные сроки. А вот кризис нынешний он уникальный, и я пока не могу найти таких примеров в истории последних 40-50 лет.

Количество стран, где сегодня разворачивается кризис, очень ограничено. И по странному стечению обстоятельств во всех этих странах проводится какая-то нерациональная экономическая политика.

Есть помимо России страны, переживающие сейчас кризис?

Когда в России говорят, что Запад погряз в кризисе, который будет продолжаться еще 10 лет, то в Америке над этим смеются. Никаких признаков кризиса здесь точно не существует, наоборот экономика становится все крепче: безработица сокращается, потребительская уверенность растет, разговоров про кризис нет. Европа — не единая, есть страны с кризисом, а есть успешные страны. Европа давно не является страной бурного экономического роста, она погрязла в бюрократии. Но даже в еврозоне медленнее России из крупных стран растут только Италия (с наследством друга Сильвио) и Франция с ее огромным квази-социалистическим бюджетом.

Кризис в России, кризис в Турции, кризис в Венесуэле, кризис в Зимбабве. Количество стран, где сегодня разворачивается кризис, очень ограничено. И по странному стечению обстоятельств во всех этих странах проводится какая-то нерациональная экономическая политика. Наверно, случайное совпадение.

Какие возможны ситуации на валютном рынке?

Я анализирую нынешнее состояние платежного баланса и вижу две его составляющие. Первое — это падение цен на нефть, которое неизбежно заставляет изменяться всю российскую экономику, всю внешнюю торговлю. Если цены на нефть будут на нынешнем уровне (60 долларов), то для российского платежного баланса — это потеря примерно в 130-140 млрд долларов в год. Это около четверти нашего товарного экспорта, а значит, чтобы сохранить равновесие платежного баланса, у нас импорт товаров и услуг должен сократиться на эти 130-140 млрд, а это очень много, это почти 30%. Само по себе это вызывает серьезные последствия для экономики, но это экономика может выдержать — в 2009 году импорт сократился на 120 млрд.

Вторая часть платежного баланса — счет капитала. И здесь две свои составляющие. Первая — это необходимость для российских банков и компаний платить по старым долгам при том, что из-за введенных санкций для российской экономики закрылись финансовые рынки и сегодня просто невозможно привлечь новые займы. До конца следующего года надо заплатить порядка 150 млрд долларов, сколько из них реальных, а сколько акционерных долгов — точно неизвестно. Но, в любом случае, несколько десятков миллиардов придется заплатить кредиторам. И их тоже надо откуда-то взять.

Знаете почему в 1998 году дефолт случился именно 17 августа? Потому что 14 августа президент Ельцин заявил, что девальвации не будет.

Вторая важная часть счета капиталов — это бегство российских денег из страны. Это бегство происходит в разных формах. Кто-то выводит деньги в иностранные банки. Кто-то переводит рублевые депозиты в валютные. Кто-то складывает доллары под подушку. Кто-то закупает гречку. Когда население не верит в национальную валюту, то это означает, что ресурс прошлой политики уже исчерпан полностью. Нужно искать новые шаги, которые могут убедить всех. Это из разряда психологии. Знаете почему в 1998 году дефолт случился именно 17 августа? Потому что 14 августа президент Ельцин заявил, что девальвации не будет. И рубль тут же девальвировался на 10%, а к концу дня было 7 рублей за доллар при том, что официальный курс был 6,30. Когда мы в Банке России увидели, что против нас встало население, то стало понятно, что ЦБ уже ничего не может сделать. Сейчас похожая ситуация: это паника, это тотальное недоверие. Фундаментально доллар и евро переоценены, но масштаб недоверия к экономической политике настолько велик, что я не удивлюсь, если рубль полетит и дальше.

У вас большой опыт работы и в государственных структурах, и в бизнесе. Какая разница между двумя этими видами работ?

Если вы меня прямо спросите, что интереснее, — работа в государственном секторе или частном, отвечу, что, конечно, работа в государственном секторе безумно интересна. Управление макроэкономикой огромной страны — это сложнейшая задача. Решение проблем, которые стояли перед Россией в 1990-е годы, возможность и даже обязанность брать ответственность на себя, самому принимать решения, писать правила, — это огромный вызов.

А почему вы начали заниматься экономикой?

Это решение я принял примерно за полгода до поступления, а в МГУ я поступил в 1981 году . Выбор тогда был не очень большой: у меня не было тяготения к инженерной работе, хотя родители инженеры; у меня характер слишком горячий, чтобы становиться педагогом и учить людей; про юристов в тот момент ничего не понимал, мне казалось, что это скучно. Вот и осталась экономика.

За все в жизни приходится платить. В том числе и за право иметь свою точку зрения.

А дальше, уже в университете в какой-то момент повезло, я встретился с Евгением Ясиным, он был одним из немногих профессоров, который привлекал к себе внимание. Он стал моим научным руководителем во время дипломной работы, а после пригласил меня в Центральный экономико-математический институт АН СССР. Я стал ходить в министерства, ездить по заводам. Ясина приглашали писать правительственные программы, он по возможности брал с собой меня. И так постепенно я начал вести крупные проекты.

Там я научился идентифицировать проблемы и находить пути их решения, что и стало моей квалификацией на последующие годы. Когда я пришел в бизнес, то занимался чем-то подобным — стратегии развития бизнеса, поиск проблем, слабостей и поиск путей их преодоления. В этом отношении бизнес тоже очень интересен. Это тоже как огромный конструктор, любая ситуация раскладывается на составляющие, которые так или иначе встречались уже. Но тем не менее каждый раз набор разный и надо что-то отдельное придумать и составить. Понимание того, как работает макроэкономика, напрямую редко помогает в бизнесе. Оно помогает, как правило, в период кризиса или в период перед кризисом

С чем связываете то, что сейчас вам пришлось уехать из России?

У меня просто исчезли возможности работать в России. Почему? Наверное, кому-то не понравилась, моя жизненная позиция. В течение короткого промежутка времени, все мои партнеры и контрагенты отказались от совместных проектов; в течение года меня выгнали из всех советов директоров. Но я смотрю на это философски — за все в жизни приходится платить. В том числе и за право иметь свою точку зрения. Зато у меня сегодня есть возможность в очередной раз поменять свою жизнь, и в этом есть своя прелесть.

17 лет успеха

Основание Группы компаний FOREX CLUB во Владивостоке
в 3,5
раза вырос курс доллара к рублю
FOREX CLUB разработал и внедрил систему, позволяющую клиентам с малым и средним объемом капитала работать на рынке FOREX.
6,4%
Небывало высокий рост ВВП
FOREX CLUB открывает офис в Москве
$30
Стоит баррель нефти
FOREX CLUB начинает бизнес в странах СНГ
.COM
Конец "бума доткомов" и реформы в России
FOREX CLUB выпускает первую версию профессиональной торгово-аналитической системы собственной разработки RUMUS
$5 трлн
потерял фондовый рынок США
Первое издание книги основателя FOREX CLUB Вячеслава Тарана «Играть на бирже просто?!». Число клиентов достигает 1500 человек
Удвоение ВВП за 10 лет — такая задача поставлена российским правительством
Международная академия инвестиций и трейдинга, первое в России лицензированное государством образовательное учреждение в сфере интернет-трейдинга и FOREX, начинает свою деятельность
Первый миллионер появляется в системе FOREX CLUB
8-e
место занимает Россия среди крупнейших экономик мира
FOREX CLUB открывает офис в Нью-Йорке и начинает деятельность в США. Число клиентов достигает 15 тысяч
Кредитный бум в России приводит к кратному росту ипотеки и потребительских кредитов
FOREX CLUB открывает первое представительство в Китае
> $120 млрд
принесли иностранцы на Российский рынок
FOREX CLUB получает международный сертификат качества стандарта ISO 9001 и признается самой популярной FOREX-компанией на рынке Китая
$143
такого уровня достигла цена барреля нефти
FOREX CLUB признан брокером года по версии FOREX EXPO AWARDS
на 8%
сократился российский ВВП
FOREX CLUB обслуживает уже 200 000 клиентов. Появление сразу двух долларовых миллионеров. Один работал с депозитом в $42 000, другой — всего с $1000
более $10 млн
заработал один из трейдеров FOREX CLUB
почти 30%
достигла доходность греческих облигаций из-за долгового кризиса
FOREX CLUB внедряет самую популярную в мире торговую платформу MetaTrader4™
> $100
Цена нефти вернулась на уровень более $100 за баррель
В состав управляющих органов FOREX CLUB входят выходцы из инвестиционной компании «Тройка Диалог»: Владимир Козлов стал председателем правления, а Павел Теплухин — председателем совета директоров
Экономика растет благодаря инвестициям в Олимпиаду
FOREX CLUB запустил торгово-инвестиционный сервис LibertEx, позволяющий в один клик инвестировать в наиболее популярные финансовые инструменты.
уровень в 55
рублей пробил доллар
Более $4 млн заработали за два первых дня 2014 года клиенты FOREX CLUB

В России после относительной политической стабилизации 1996 года отмечается экономический рост, снижается инфляция. Борис Ельцин подписывает указ, в соответствии с которым с 1 января 1998 года должна быть проведена 1000-кратная деноминация рубля. Набирают популяр-ность операции с ГКО и ОФЗ. При этом к концу года происходят тре-вожные изменения, такие как резкий рост доходности государственных ценных бумаг. В какой-то степени это вызвано азиатским кризисом, раз-разившимся летом. Чрезмерный рост «азиатских тигров» привел к дис-пропорциям в экономике и в результате к обрушению их валют и эко-номик. Таиландский бат и индонезийская рупия обесценились в разы.

Год реформ в России. С января страна начала жить по новому налоговому кодексу, который, в частности, предусматривал плоскую шкалу налогообложения доходов физических лиц. В августе была на четверть снижена ставка налога на прибыль. Были подписаны указы о пенсионной и судебной реформах, а также о новом Трудовом кодексе. Вступил в силу новый закон «О политических партиях». Острая фаза боев, ведущихся на Кавказе с 1999 года, завершена. Тем временем в США лопнувший «пузырь доткомов» (спекулятивный бум на высокотехнологичном рынке) поразил почти все сектора экономики и привел к замедлению ее роста с 4% до 1%. А террористические атаки в сентябре 2001 года привели к обвалу на бирже. Эти обстоятельства, а также экономические проблемы в Латинской Америке (Аргентина объявила дефолт, ее валюта сильно обесценилась) создавали не самый лучший внешний фон для России и привели к некоторому снижению цены на нефть.

После обвала экономики в предыдущем году ВВП совершает «от-скок»: растет на небывалые еще для России 6,4%. Девальвация рубля (с 6 до 26 рублей за доллар) принесла не только потерю сбережений и сни-жение уровня жизни. Она также способствовала импортозамещению: благодаря росту курса доллара и европейских валют товары, произве-денные в России, стали особенно конкурентоспособными. Принято ре-шение о прекращении внутренних заимствований по образцу ГКО и ОФЗ. Год заканчивается сенсацией: президент Борис Ельцин добро-вольно складывает полномочия. Исполняющим обязанности президента РФ становится Владимир Путин.

Последний год тысячелетия принес до сих пор не побитый рекорд роста ВВП ⎯ 10%. Экономику толкали вверх и импортозамещение, и рост стоимости основных экспортных товаров, таких как нефть, газ, ме-таллы. В 2000 году баррель Brent стоил более $30 против $12 в 1998 году. Инфляция по-прежнему была очень высока (20,2%), но все же в 4 раза меньше, чем в 1998 году. Рубль устойчив к доллару как никогда: года начался на отметке 28,3, на ней же и закончился. Хотя скорее из-за эко-номических проблем США, где лопнул пузырь доткомов. Политическая стабильность по-прежнему под вопросом: гибель подлодки «Курск», продолжающаяся череда терактов заставляют иностранцев смотреть на Россию как на крайне неустойчивую страну. В то же время смена власти прошла очень гладко, а Госдума впервые под почти полным контролем президента: коммунистический реванш теперь кажется уже неосуще-ствимым.

Год реформ в России. С января страна начала жить по новому нало-говому кодексу, который, в частности, предусматривал плоскую шкалу налогообложения доходов физических лиц. В августе была на четверть снижена ставка налога на прибыль. Были подписаны указы о пенсионной и судебной реформах, а также о новом Трудовом кодексе. Вступил в силу новый закон «О политических партиях». Острая фаза боев, ведущихся на Кавказе с 1999 года, завершена. Тем временем в США лопнувший «пу-зырь доткомов» (спекулятивный бум на высокотехнологичном рынке) по-разил почти все сектора экономики и привел к замедлению ее роста с 4% до 1%. А террористические атаки в сентябре 2001 года привели к обвалу на бирже. Эти обстоятельства, а также экономические проблемы в Латин-ской Америке (Аргентина объявила дефолт, ее валюта сильно обесцени-лась) создавали не самый лучший внешний фон для России и привели к некоторому снижению цены на нефть. Так что рост ВВП РФ оказался в 2 раза меньше, чем годом ранее.

Потрясения на мировых фондовых рынках не завершились. Биржи развитых стран, государств Латинской Америки и Азии лихорадило. В США на последствия краха доткомов наложился грандиозный скандал и крах компании Enron. Многие фондовые рынки летом 2002 года достигли дна, оказавшись на уровне, в последний раз отмечавшемся в 1997−1998 годах. К сентябрю промышленный индекс Доу-Джонса потерял по сравне-нию с началом 2001 года $5 трлн капитализации. Зато цены на нефть вы-росли в полтора раза, и российская экономика чувствовала себя хорошо.

В декабре принят новый закон «О валютном регулировании», кото-рый несколько либерализовал валютный рынок и облегчил совершение операций на нем. В том же месяце был подписан указ, вводящий в дей-ствие систему страхования вкладов. Это стало одной из основ устойчи-вости банковской системы страны. За 2003 год иностранные инвестиции в Россию выросли более чем в полтора раза, в то время как прежде уве-личение измерялось считаными процентами. Иностранцы впервые после бегства 1998 года начали интересоваться российским рынком. Даже арест главы ЮКОСа Михаила Ходорковского их не пугает. Владимир Пу-тин ставит задачу удвоить российский ВВП за следующие 10 лет.

Уже второй год подряд на фоне растущих нефтяных котировок укрепляется рубль, который прежде только обесценивался. К концу 2004 года за доллар давали 28 рублей, такой уровень в последний раз был от-мечен в 2000 году. ВВП второй год подряд показывает темпы роста более 7%, достаточные для того, чтобы удвоиться через 10 лет, как и обещал президент. С начала года действует Стабилизационный фонд ⎯ созданная по настоянию министра финансов Алексея Кудрина «подушка безопас-ности», куда складывается часть доходов от продажи нефти. Предполага-ется, что накопленное будет потрачено на стабилизацию экономики в случае падения цен на нефть или другого катаклизма.

Россия по объему ВВП врывается в топ-10 мировых экономик, обойдя Бразилию. Пользуясь удачной мировой конъюнктурой, российское пра-вительство начинает досрочные выплаты по внешнему долгу. Вступает в силу федеральный закон №214, который призван сделать рынок недви-жимости более цивилизованным, а инвесторов ⎯ более защищенными. В России и на Западе все более популярной становится аббревиатура БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), придуманная аналитиком Goldman Sachs и широко разошедшаяся после доклада о блестящем бу-дущем этих стран, которые сменяют старые центры экономической силы.

По объему ВВП (с учетом паритета покупательной способности) Рос-сия обходит Великобританию и Францию, став шестой экономикой мира. Объем иностранных инвестиций в экономику превышает $55 млрд. По-ловина из них ⎯ кредиты, четверть ⎯ прямые инвестиции. Инфляция впервые с 1997 года опустилась до 9%, рубль продолжает укрепляться, достигнув уровня 26,5 рубля за доллар, объем Стабфонда достиг $90 млрд. Отмечается сокращение валютных вкладов ⎯ население поверило в рубль. И полюбило кредиты ⎯ происходит невиданный еще в России кредитный бум: потребкредитование за год выросло в полтора раза, ипо-тека ⎯ в два.

На фоне бурного экономического роста (более 8% в год) становятся все более популярными идеи институтов развития, которые бы направ-ляли этот рост в нужное русло. Внешэкономбанк становится Банком развития, для поддержки высокотехнологичных производств учреждает-ся «Роснано». Рубль достигает отметки 24,5 рубля за доллар. Фондовый рынок напоминает Эльдорадо, куда слетелись основные мировые игроки: иностранные инвестиции по итогам года превысили $120 млрд, большая часть которых вращалась на бирже. Некоторые экономисты говорят о том, что зарплаты в экономике слишком высоки, кредитный бум выходит из-под контроля, цены идут вверх, а фондовый рынок перегрет. Но пани-керов не слушают: россияне еще никогда не жили так хорошо, а цель удвоения ВВП за десять лет, кажется, будет достигнута досрочно. Благо вся мировая экономика процветает, цены на сырье быстро растут.

Трейдер FOREX CLUB из Китая получил 61 595% прибыли за месяц, увеличив свой капитал до 1 000 000 юаней. Депозит составлял $1623. Завершена реформа РАО ЕЭС, которая сделала электроэнергетиче-скую отрасль частной. Стабфонд был разделен на Резервный фонд («по-душку безопасности») и Фонд национального благосостояния, который должен был стать чем-то вроде национальных пенсионных накоплений. Нефть в середине года достигла фантастических $143 за баррель, доллар стоил 23,5 рубля. В России новый президент ⎯ Дмитрий Медведев, и но-вая война на Кавказе ⎯ с Грузией. Но главные события происходили не в России. Бум ипотечного кредитования в США уже некоторое время был причиной беспокойства, и вот проблемы в одночасье вырвались наружу: множество «плохих долгов», неплатежей, банкротств, 20-процентное па-дение цен на недвижимость. Апофеозом стало банкротство Lehman Brothers ⎯ ведущего инвестбанка мира с более чем полуторавековой историей. Обязательства банка на момент краха в сентябре превышали $600 млрд. Отказ платить по этим долгам вызвал кризис ликвидности, цепную реакцию банкротств и положил начало мировому финансовому кризису.

Мировой кризис докатился до России в конце 2008 года, когда цена на нефть после головокружительного падения остановилась на отметке ниже $40 за баррель. В тот же период началась девальвация рубля: пра-вительство сознательно решило больше не тратить десятки и сотни мил-лиардов долларов на поддержание курса. Обесценение российской ва-люты было быстрым и болезненным. На пике в феврале 2009 года доллар стоил почти 36 рублей. ФНБ и Резервный фонд хранились в том числе и в валюте, поэтому первый значительно вырос в рублевом выражении. Не-смотря на то что центр кризиса был в США, инвесторы искали спасения в долларовых активах, так как американские облигации считались наибо-лее надежным способом сохранить деньги, поэтому доллар дорожал. Рубль, зависимый от нефти, оказался слабым. Инвесторы, накачивавшие страну валютой, бежали. Российский ВВП упал на 8%. Многие компании и граждане, как и американцы годом ранее, столкнулись с невозможностью обслуживать долги. Но Центробанк смог предоставить помощь банков-ской системе, благодаря которой она не рухнула.

Первый посткризисный год ознаменовался умеренным ростом эко-номики, скорее по правилу «отскока», чем благодаря фундаментальным улучшениям. Хотя промышленность показала очень хороший результат, отчасти благодаря импортозамещению. Российское правительство дела-ет модной тему «международного финансового центра» в Москве, благо позиции традиционных центров ослабели из-за кризиса. Курс рубля к доллару и евро заметно колебался ведь год, но в результате по итогам года почти не изменился. Президент разрешил использовать Резервный фонд для покрытия дефицита бюджета. Российскую экономику поддер-жала нефть, устойчиво дорожавшая после спекулятивно низкого падения в кризис. Мировая экономика также оправилась и начала постепенно расти. В конце 2010 года демонстрировали признаки улучшения даже самые «тяжелобольные» страны, такие как Исландия, потерявшая 20% ВВП и девальвировавшая свою крону вдвое. Хотя все большее опасение вызывали некоторые европейские страны с высоким уровнем госдолга.

FOREX CLUB внедряет самую популярную в мире торговую платфор-му MetaTrader4™, предоставляя клиентам возможность работать с CFD на золото и серебро. Представители FOREX CLUB входят в состав экс-пертной рабочей группы по созданию Международного финансового центра. Новая напасть для мировой экономики и возможность для валютных спекулянтов ⎯ европейский долговой кризис. Некоторые страны слишком полагались на жизнь в долг, и когда в 2009 году их рейтинги были пересмотрены в сторону понижения, столкнулись с большими пробле-мами: не могли рефинансировать свои обязательства. На 2011 год при-шелся пик проблем, когда доходность, например, греческих облигаций достигла почти 30%, а безработица в Испании дошла до 25%. Болезнью были поражены в основном страны Южной Европы, такие как Греция, Испания, Португалия, Кипр. Поползли панические слухи о крахе зоны евро. Но страны-должники урезали расходы, а другие европейские страны пришли им на помощь: в октябре списали более половины грече-ского долга и увеличили объем европейского фонда помощи до трилли-она евро. Курс евро на разных новостях сильно скакал и к концу года значительно ослаб по отношению к доллару. В России все это время продолжался умеренный компенсационный рост.

Во второй половине года в целом были улажены самые острые про-блемы еврозоны. Китай и США быстро росли. Мировая экономика вы-здоравливала после кризиса. Благодаря этому и нефть устойчиво обос-новалась на уровне более $100 за баррель, что стало подарком для рос-сийской экономики. Резервный фонд, «похудевший» с $136 млрд до $25 млрд, с начала года снова начал расти. Несмотря на то что экономи-сты твердили об исчерпании прежней модели роста, ВВП все же вырос на 3,4% и, таким образом, превысил докризисный уровень, а рубль был стабилен и к доллару, и к евро. Были завершены долгие и тяжкие пере-говоры: Россия наконец вступила в ВТО. Параллельно начало функцио-нировать Единое экономическое пространство России, Белоруссии и Казахстана. Произошла «рокировка»: Владимир Путин вернулся на пост президента, а Дмитрий Медведев занял пост премьер-министра.

Нефть держится на уровне больше $100 за баррель. Но, похоже, российской экономике этого уже недостаточно, чтобы быстро расти. ВВП прибавляет только 1,3%. Рост обеспечен потреблением, благо реальные доходы россиян продолжают увеличиваться, а также масштабными госу-дарственными проектами, прежде всего строительством объектов к предстоящей Олимпиаде. Фондовый рынок уже два года стоит на месте. Но темпы потребительского кредитования снова нарастают. Конец года ознаменовался бурной дискуссией о будущем Таможенного союза и Единого экономического пространства, а также политическим кризисом в соседней стране ⎯ Украине. Российское правительство приняло ре-шение вложить $15 млрд из Резервного фонда в украинские облигации.

Год был с самого начала отмечен значительной волатильностью курса рубля и скачками на фондовом рынке. Позже, когда Россия активно вмешалась в ситуацию на Украине, волатильность только усилилась. Затем последовали санкции, введенные западными странами против России, и падение цены на нефть, рука об руку с которым шло падение курса рубля. Центробанк стал реализовывать давнюю свою задумку полную либерализацию курса в момент политической и экономической нестабильности и предоставил российской валюте самой нащупывать новое равновесное состояние, которое нашлось где-то на уровне 50-54 рублей за доллар. Большинство экспертов считает, что более глубокое падение рубля и нефти вряд ли состоится, если не случится чего-то из ряда вон выходящего. Мировая экономика тем временем чувствует себя хорошо. Индексы S&P 500 и Dow Jones обновляют исторические максимумы.